Форум

Мензоберранзанское ...
 
Уведомления
Очистить все

Мензоберранзанское ежевичное

18 Записи
6 Пользователи
26 Reactions
1,168 Просмотры
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Солнце уже давно зашло и небольшой лагерь освещал лишь свет костра, наскоро сложённого из того, что удалось найти в лесу. На краю дороги стояла повозка, лошади мерно щипали травку где-то неподалёку, иногда приподнимая голову в ответ на особо громкие шутки мужчин, доедающих свой ужин.

 

- Осталось три дня и можно будет хорошо гульнуть в таверне, девок поснимать, эля нормально так выпить - разнесся над лагерем ломающийся голос явно самого юного из едоков.

- Да каких тебе девок, Бенни. Всем же ясно, что ты мамкину титьку мять только вчера перестал - оборвал его самый крепкий из троицы.

- Да, пошёл ты, Мадс - тут же огрызнулся паренёк.

- Хорош, парни. Я тоже устал знатно, дорога нынче совсем невесёлая - примирительно добавил последний.

- Гузно ты себе отожрал, вот и тяжело путь дается - заржал Мадс и тут же послышался глухой удар о что-то твёрдое.

- Ты блять ложкой быстрей работай, подобрее будешь - все ещё мирно, но уже более убедительно вещал крупный детина.

Разговор на время смолк, ощущалось, что в целом парни довольны обществом друг друга, но долгий путь заставлял их сталкиваться по мелочам, лишь бы время шло быстрее.

Когда тарелки опустели, Бенни, не дожидаясь команды, собрал посуду и двинулся в сторону повозки за одеялами. Им предстояло провести ещё одну ночь без крыши, зато после поездки ему наконец хватит золотых на кольцо для Лауры, а та глядишь и ответит ему согласием. Паренёк замечтавшись чуть не споткнулся об неизвестно откуда взявшуюся ось телеги. Ойло небось опять бросил дело так и не завершив. Здоровый детина имел обыкновение, делая что-то сразу переключаться на другое, забыв с чего начал. Он даже частенько оставлял открытыми завязки после того как отходил освежиться. Вот и сейчас от костра послышались колкие напутствия Мадса, похоже парни начали готовиться ко сну и ему стоит поспешить.

Закинув грязные миски в мешок, Бенни схватил тяжелые одеяла, решив взять сразу все, чтобы не ходить несколько раз, но он не продумал, что ноша будет настолько объёмная, что закроет ему взор. Ну, делать нечего, надо идти на ощупь.

Парень развернулся и замер, выбирая направление, и тут откуда-то спереди послышался явный стон. Похоже Ойл всё-таки дошёл до ветру и уже вовсю выдавливает из себя кролика. На другое и не стоило рассчитывать, ведь когда Мадс дежурил, им вечно приходилось нести дозор в меньшинстве из-за постоянных зовов природы. Стонам Ойла почему-то вторил их повар. Передразнивает что ли? Но удивление в мозгу юноши сразу сменилось на острие меча и Бенни мягко упал на приготовленные для ночлега одеяла, которые быстро пропитались его кровью.

- Посмотрим, что тут у нас - мужчина с мягким «р» и ещё больнее мягкими движениями присел на корточки рядом с телом юного охранника.

- Петро, шевелись - змеиный шёпот подгонял напарника, не давая расслабиться. - Тот жирный кажется действительно обосрался перед смертью и скоро здесь станет смердить.

Петро засмеялся и вытер меч об плащ своей жертвы. - У меня есть стиль, признай это, сестренка.

- Стиль то может и есть, а вот денег ни гроша, братец - скидывая капюшон, передразнила его темная как ночь девушка.

Ей надоели эти бессмысленные пикирования и она двинулась в сторону телеги. Это была уже четвёртая повозка из каравана, которому не суждено было прибыть в место назначения. Какой-то богатый купец вздумал на старости лет перебраться в другой город и посчитал очень хитрым рассредоточить своё барахло в нескольких сундуках, отправив его разными рейсами. План может быть и был не так глуп, но не для Стинолин.

Девушка запрыгнула в фургон и принялась вскрывать богатые сундуки: в первом было какое-то тряпьё, во втором декоративные блюда, которые точно не пригодятся с ее походным образом жизни, а вот третий явно принадлежал супруге торговца и стоило присмотреться к нему повнимательнее. Дроу сразу выкинула пышные юбки и панталоны, зачем-то поскребла ногтями корсет и тоже швырнула его за спину, и тут на дне сундука что-то блеснуло. Взгляд холодных изумрудных глаз встретился с нежным блеском фиолетового камня - огромный медальон с подвеской в виде слезы лежал на подушке из черного бархата.

- Euol broen belaern («драгоценный камень, неожиданное сокровище»/прим. переводчика) - восторженно произнесла темная эльфийка.

- Эй, ты же знаешь, что я ненавижу, когда ты говоришь на этом вашем языке. Будто кошка блюет. Фу! - послышалось за спиной.

Стинолин не изменила положения, продолжив любоваться на аметист. Если он хочет посмотреть, то пусть помучается выглядывая у неё из-за плеча.

Послышались звуки карабканья в повозку, несколько изящных ругательств, а затем дроу почувствовала рядом с собой напарника.

- Аааахууууеть - услышала она прямо на ухом.

- Девочка, мы богаты!!! - Петро схватил ее за плечи и попытался крепко обнять, но дроу ловко пихнула его локтем, умерив пыл разбушевавшегося война.

- Тихо! На весь лес еще заяви, идиот - она быстро схватила ожерелье и убрала в мешок. - Обыщи тела и давай уходить. Тракт всё-таки пустовать долго не будет, мы с тобой итак обнаглели нападая прямо здесь.

- С тобой, кошечка, и твоей этой как ее, богиней в общем, ничего не страшно - расплылся в подобии комплимента довольный Петро и занялся делами.

Дроу внимательно осмотрела оставшиеся сундуки и, найдя ещё несколько мелких украшений, да пару предметов, которые можно было бы продать в лавке, закончила с повозкой и выбралась на лунный свет. Охота сегодня выдалась удачной. Находки освободят их от необходимости грабежа на довольно продолжительное время, жаль только она не сможет спустить все в таверне, как говорил один из этих парней. За недели проведённые на поверхности она даже ни разу не была в банях, используя в качестве купален источники, которые встречались им по пути.

Она повела плечами, сбрасывая не к месту нахлынувшие воспоминания о своей прошлой роскошной жизни и ее взгляд упал на тело юноши, которое распласталось на одеялах. Его глаза были широко распахнуты, а на лице застыло удивление. Стинолин присела рядом, крепко взяла его за скулы и повернула на себя, чтобы лучше рассмотреть. Что было у него в голове перед смертью? Чего ради этот юноша вызвался охранять повозку? Ждёт ли его кто-то дома? Быть может мать целовала его перед уходом прямо в этот белый лоб и священным полумесяцем желала ему доброго пути? Как бы то ни было путь привёл его прямиком в паутину темной эльфийки. Дроу ухмыльнулась и бросила его голову обратно на одеяло.

- Ну, что? - негромко спросила Стинолин.

- Немного золотых и, держись крепче, милая, часы! - мужчина торжественно помахал перед ней цепочкой с маленькой стеклянной колбой.

- Серьезно?! У кого из них? - дроу не верилось, что у кого-то из этих дураков была ценная вещь.

- А вон - Петро кивнул в сторону мужчины, чьё тело покоилось у костра.

- Suliss («изящество»/прим. переводчика) - прошептала эльфийка завороженно глядя на часы.

Петро был настолько доволен, что даже не стал огрызаться. Он пару раз махнул часами перед носом у напарницы и спрятал находку в мешке.

- Пора убираться отсюда, мое темное начало. Думаю, мы поживились достаточно - воин изящно повёл рукой в приглашающем жесте, означающим что-то вроде «дамы вперёд».

Стинолин кивнула, вернула капюшон на место, спрятав свои чудесные белые локоны поглубже и растворилась во мраке леса.

- Обожаю, когда ты так делаешь… - раздался где-то совсем рядом мужской шёпот.

Они странствовали уже довольно давно и успели бы друг другу надоесть, если бы не манера Петро быть ведущим, создавая впечатление ведомого. Дроу сразу распознала, что показная лёгкость напарника это способ уйти от тяжести груза, который был на его душе. Во время скучных вечеров в ожидании добычи она потихоньку выманивала у него информацию, о том почему воин с рыцарскими замашками вдруг вышел на большую дорогу. История его была стара как мир, но от этого не терзала его меньше. Но разве дроу станет врачевать чью-то душу? Нет. Скорее воспользуется раной во славу Ллос. Вот и Стинолин не стремилась что-то изменить и просто извлекала выгоду из той компании что ей досталась.

 

 
Размещено : 20/07/2022 3:29 пп
Marcelia Ambiries, Rein Velkir, Nightsong and 1 people reacted
Nightsong
(@nightsong)
Записи: 70
Estimable Member Admin
 

Хороша, черновка! ? Работа мастера

 
Размещено : 20/07/2022 5:15 пп
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Мастер в соседней теме ?

 
Размещено : 20/07/2022 5:19 пп
Ogeline and Nightsong reacted
Ogeline
(@ogeline)
Записи: 3
Active Member
 

Очень образно, читаешь как кино смотришь.

Только грустно немножко, парня жалко.

Но таков путь Дроу....

 
Размещено : 21/07/2022 7:54 пп
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Похвала от барда дорогого стоит 

 
Размещено : 21/07/2022 10:16 пп
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Спустя несколько часов пути по одним им известным тропам, напарники наконец-то прибыли в свой временный лагерь. Когда они только нашли это место, Петро проявил себя настоящим изобретателем, он быстро организовал быт, обустроив неприметный грот: смастерил из молодых побегов ширму, которой можно было бы прикрыть от посторонних глаз вход, наладил кострище и расставил силки вокруг, в том время как дроу развлекала себя созданием тайников неподалёку.

Завидев пещеру, Стинолин вышла из скрытности и сразу же нырнула в убежище, не заботясь о безопасности. Почему-то перед ее мысленным взором до сих пор стояло лицо мёртвого паренька и она была не в настроении. Если бы кто-то их заметил, это бы ее даже обрадовало, ведь тогда она смогла бы вдоволь отыграться на внезапном противнике.

Девушка привычным движением швырнула в угол мешок с награбленным. Не было смысла утаивать что-то от напарника, одно она усвоила за эти недели точно – Петро никогда не станет обкрадывать того с кем он странствует. У этого парня были свои понятия о чести, он выслеживал и убивал жертв не хуже дроу, правда пользовался при этом в основном мечом, а не арбалетом или ловушками, но всегда оставлял на телах несколько монет. Он говорил, что родственники на это организуют похороны. Жрица не разделяла его надежд, понимая, что серебро скорее осядет в карманах стражников, которые найдут жертв их охоты.

Девушка изящным движением опустилась на любимое место у стены и принялась распускать свои волосы, аккуратно вынимая украшения по одному и складывая их на камне, который служил ей импровизированной шкатулкой.

- Ещё одна повозка и нужно будет искать новое убежище - негромко начала разговор она пока Петро занимался костром.

Звук бьющихся друг о друга деревяшек на время прервался и из темноты послышался голос: - А мне здесь нравится, мы хорошо обустроились. Не хочу опять начинать все заново…

Тон мужчины был мягок, но лицо абсолютно ничего не выражало. Дроу любила наблюдать за его мимикой в темноте, воин явно ощущал себя под покровом ночи в естественной безопасности и не пытался вечными ужимками усыпить внимание собеседника. Стинолин поймала себя на том, что даже внутренне любуется его мерными движениями.

- Ты не поможешь, кошечка? – донесся до нее голос напарника.

Девушка отложила на время свою косу и медленно подняла раскрытую ладонь, как бы извлекая что-то из земли. Вокруг аккуратно сложённых дров тут же занялся огонь. Дерево постепенно уступало теплу и в пещере заметно прибавлялось света.

Говоря о том, что они обустроились, Петро не врал. Грот и правда выглядел уютно: пространство внутри было четко поделено на зоны, причём безошибочно угадывалось где обитает каждый из пары. Половина, принадлежащая воину, имела чёткий порядок, каждая вещь находилась на строго отведённом для неё месте, в качестве кровати служил собранный в лесу лапник и несколько слоев одеял, была даже импровизированная подушка, сшитая из пуха съеденных кроликов и обрывков ткани, что-то вроде стойки находилось в углу, это было специальное место для его лёгких доспехов.

Половина дроу напротив была крайне аскетична: минимум необходимых предметов был небрежно сложен в углу, словно она не хотела привязываться даже к порядку вещей, постели и вовсе не было, лишь несколько шкур сваленных в углу. Но посторонний практически не обратил бы внимание на то, что происходит внизу, его взгляд был бы прикован к рисункам углём на стенах. Абсолютно симметричное изображение, не смотря на неровность стен, в центре которого явно угадывалась огромная луна, которая своим светом словно обнимала фигуры эльфов в коленопреклонных позах. В центре композиции была незакрашенная область, но когда жрица усаживалась на своё место, становилось понятно, что именно так и задумывал создатель.

Если раньше в целом угадывалось, что это изображение культа, то теперь становилось ясно кому именно он посвящен.

- В переезде нет ничего дурного, Петро. Теперь твой дом, и мой дом, это мы сами, ты же понимаешь. Не следует стремиться к какому-то конкретному месту - Стинолин прикрыла глаза, ее голос стал мягок, а гласные стали растягиваться словно мёд. Девушка по всей видимости устраивалась на отдых и мыслями уже постепенно уносилась прочь.

- А что если купить небольшой дом и поселиться там? У нас был бы свой угол, того и гляди накопили бы на мельницу, а это хорошее подспорье для того, чтобы жить и не беспокоиться о деньгах - воин мечтательно смотрел на лунный нимб над головой у напарницы.

Внезапный хохот разрезал сонную обстановку.

- Серьезно? Мельница? Дом? Ты что себе придумал, дурачок? - дроу аж подалась вперёд, будто вопросительной интонации было недостаточно, чтобы выразить всю абсурдность этого предложения. Глаза эльфийки искрились от яда, в них ни следа не осталось от мягкой кошачьей неги.

- Нужно иметь цель, девочка, а не просто переть, лишь бы оказаться дальше от своих собратьев. - спокойно возразил Петро.

- А чем это не цель? - тут же парировала она.

- Бег и скитания? Это временное состояние, а не результат усилий. – справедливо заметил воин.

- Оно было бы временным, если бы промедление не грозило лишить жизни. – в голосе жрицы не было ни капли горечи, лишь будничное изложение фактов.

- Посмотрел бы я на тех кто рискнул бы это сделать, красавица – улыбнулся Петро.

- Молись, чтобы тебе не представилась такая возможность, глупец. – зло ответила эльфийка, а затем смягчившись добавила. – Посмотри на мое лицо, добавь к нему еще лет пятьдесят интриг и щепотку ненависти. Хотя постой. Добрую порцию ненависти. И змеиного яда. Представил? Ну, вот, теперь ты видишь лицо той, которая не только рискнула бы это сделать, но и получила бы от этого необыкновенное удовольствие. – дроу внимательно наблюдала за реакцией собеседника, ей очень хотелось его смутить и даже напугать.

- А что останется, если наоборот убавить это все? - взгляд внимательных глаз окатил словно холодной водой тёмную эльфийку. В пещере повисла небольшая пауза, Стинолин выбирала нужную реакцию из возможных. По всей видимости воин не хотел пугаться. Или наоборот слишком хорошо понимал о чём идёт речь?

- Притворяться это значит быть собой, но громче – помедлив, с улыбкой ответила она и они замолчали. На этот раз надолго. Ей даже начало казаться, что разговор окончен и она постепенно начала освобождать сознание для предстоящей медитации, но внезапный вопрос Петро вернул ее в реальный мир.

- Каково это ничего не чувствовать? Ну, я имею в виду, не сожалеть о сделанном. Или о не сделанном. - недвусмысленная горечь сквозила в каждом звуке голоса, немного хриплого от долгого молчания.

- Петро, снова этот разговор. Ты обычный человек. Рано или поздно боги сжалятся и заберут тебя. Твои страдания окончатся. Спи. - лицо дроу недовольно сморщилось, в ее планы не входило вести очередной пространный диалог о бытие. Она крепко закрыла глаза, выдохнула и перестала реагировать на то, что происходило вокруг.

- Стинолин, мне твои боги как до одного места дверца. Где они были, когда я нуждался? Где было ваше драное провидение, когда я орал во всю глотку, обещая взамен все существующее и не существующее?! - мужчина вскочил, словно давно сдерживаемая пружина.

- Что им стоило махнуть своим сраным божественным пальцем и откликнуться? Почему нельзя было взять и вдохнуть в неё жизнь? Долбанные жрецы делают это ежедневно, это их работа, бард дери их святую жопу! – Петро схватился за голову и крепко сжал непослушные пряди у лица. Очередной приступ сожаления к самому себе, ставший привычным событием для дроу, каждый раз переживался им словно впервые.

- Но я же нашёл! Я нашел потом демона, который смог бы сделать это для меня! Но он не взял меня в услужение. Будто я не могу быть полезен даже ему. Будто я никто. Но я же сделал все что мог! Всё что мог! – глаза воина покраснели, он явно говорил уже даже не сам с собой, а обращался к кому-то давно умершему. Он резко выдохнул и вылетел на улицу, чуть не наступив в костёр.

В гроте повисла тишина, нарушаемая лишь треском поленьев, что отдавали свою жизнь в обмен на свет и тепло.

Это сообщение было изменено 2 года назад от GatesOfShadows
 
Размещено : 25/07/2022 3:19 пп
Crouford and Nightsong reacted
Nightsong
(@nightsong)
Записи: 70
Estimable Member Admin
 

Очень уютное убежище, ядовитая дроу, и психующий мужчинка.. хи-хи-хи

 
Размещено : 25/07/2022 3:35 пп
(@crouford)
Записи: 16
Trusted Member
 
От: @stinolin

- Стинолин, мне твои боги как до одного места дверца..

Ммм... Божественно ? ? 

 
Размещено : 26/07/2022 11:19 пп
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Первое, что почувствовала дроу возвращаясь в тело после медитации, это был запах жаренного кролика. Лантана, ее наставница, как-то сказала, что у неё нюх на неприятности. Возможно, она была права, но и на вкусный завтрак тоже. Стинолин немного пошевелила головой, повела нежными плечами, а затем покачалась из стороны в сторону, заставляя кровь разбудить застывшие части тела. Пока она отдыхала Петро проверил силки и приготовил поесть. Что ни говори, а он был крайне комфортным напарником.

 - А, очнулась, кошечка. На вот, покушай - он приветливо улыбнулся и протянул ей палку с тушкой.

Воин сидел сгорбившись, его лицо выглядело измождённым, а под глазами зияли темные круги от бессонной ночи.

- Я подежурю, ты можешь отдыхать - ответила эльфийка, принимая завтрак.

Петро тут же сбросил обувь, поставив её на специально отведённое место, и улёгся на постель, уютно отвернувшись к стене.

 - Пожелай мне добрых снов, жрица - послышалось полусонное бормотание мужчины.

 - Моя богиня таких не посылает - засмеялась дроу в ответ и принялась осматривать кролика.

Дичь выглядела вполне аппетитно, пахла уместными травами, без лишних или подозрительных примесей, и сочилась жиром. Стинолин с удовольствием вонзила зубы сначала в одну порцию, а затем и в другую.

Она не любила дежурить пока Петро спал. Целых восемь часов ей приходилось околачиваться в пещере или рядом с ней, при этом внутри не было ни развлечений, ни каких-либо достойных аристократки занятий. Оставшейся от трапезы палочкой Стинолин вынула из костра уголёк и дождавшись пока он остынет принялась освежать свой рисунок, специально замедляясь и растягивая процесс. Когда править уже было нечего, она отошла подальше, насколько это было возможно в пещере, и, удовлетворившись своим творением, вышла на воздух, чтобы немного размяться. Рассвет был в самом разгаре и в лесу царила приятная свежесть, утренняя роса блестела на лужайке, переливаясь россыпью звезд, так и маня пройтись по ней босиком. Дроу скинула обувь и опустила стопы на прохладную траву, немного подвигав ими из стороны в сторону и наслаждаясь приятными ощущениями. Всё-таки поверхность помимо массы неудобств хранила также и маленькие радости. Девушка стала заниматься, принимая различные позы, которые помогали поддерживать ее ловкость на должном уровне, после перейдя к упражнениям на выносливость. Завершив привычный комплекс, она обошла тайники, расположенные внутри лагеря, чтобы проверить все ли на месте и с удовольствием вспомнила о добыче этой ночи. Ноги сами вернули ее в пещеру, где она принялась рассматривать новый медальон, камень в котором так ярко светился фиолетовым, будто внутри обитала стая молний, готовая в любой момент вырваться только коснись его умелые руки волшебника. Страшно подумать, что если бы не их нападение, то эта красота болталась бы на шее какой-то глупой купчихи. Стинолин как раз примеряла его на себя, думая, где бы увидеть своё отражение, как Петро завозился, просыпаясь.

- Ты сильно не влюбляйся в него, девочка, все равно продавать - зевая протянул он.

- Петро, ну, разве это обязательно? Там ещё безделушки были! – игриво ответила она, высыпая ему на лежанку все что удалось найти в повозке.

Воин внимательно осмотрел добычу, не обращая внимание на заискивания, и озвучил неутешительный вывод: - Это конечно тоже неплохие вещи, но то что ты уже третий раз пытаешься уложить себе на красивую грудь, стоит в разы дороже.

Стинолин взвилась и швырнула камень в кучу с находками.

- Ты не понимаешь его ценность, идиот! - зло бросила она и взяв свой мешок вышла из пещеры.

Раз ее напарник наконец очнулся она сможет заняться своими делами, не стесненная необходимостью охранять долгий сон этого человека. «Когда-нибудь он точно доведёт меня этим ожиданием! Надо при первой возможности заменить его на полуэльфа.» - мелькнула мысль в голове недовольной жрицы, и она тут же была помещена в копилку под названием «Вспомнить при удобном случае».

Девушка направилась к небольшому озеру, что было неподалёку, купание в котором ее всегда освежало. Оно питалось от нескольких ключей и не было затянуто растениями, а на берегу росли густые заросли камыша, благодаря чему создавалось ощущение уединённости. Она скинула сначала доспехи, затем исподнее и с удовольствием нырнула в прохладную воду. Тело сразу отреагировало легкой дрожью, но когда она немного проплыла, то мышцы быстро согрелись и дроу овладело расслабление. Она обожала ощущение, которое дарила ей вода: напряжение уходило, голову наполнял приятный шум, а тело становилось невесомым, словно она действительно умела левитировать. Стинолин немного поныряла, любуясь ловкостью и изяществом своего тела, а затем легла на воду и принялась распускать свою косу, метко бросая украшения в стопку с одеждой, периодически приподнимая голову и оглядываясь. В утренние часы можно было не беспокоиться, что кто-то будет здесь прохлаждаться, но и терять бдительность также не стоило. Сразу же после этой мысли, будто услышав, раздались мужские голоса. Девушка замерла, вслушиваясь, и начала лихорадочно соображать: мужчины, фразы на всеобщем, три разных человека.

Стинолин мгновенно нырнула, чтобы скрыться с поверхности и поплыла к той части берега, где трава была выше и можно было спокойно изучить обстановку. Быстрый осмотр ничего не дал, но зато к ранее услышанным голосам добавился четвёртый.

- Да, мы всю ночь тут кружим, пошли уже, мужики – хриплый уставший голос человека, который, кажется, был совсем далеко.

- И будем ещё, коли потребуется. – этот поувереннее, но по ощущениям на том же уровне, что и первый.

- Ну, не найдём мы их, Джей. Четвертая повозка уже, понятно, что ребята профессионалы. – не отступал первый.

- Вот именно, Рыжий, четвертая. А значит это дело чести! – парень явно не готов был сдаваться.

- Чести или нет, а приказ есть приказ. И я тебе не Джей, а командир. Эй! Сидни! Не уходи один далеко! – вдруг вмешался взрослый строгий голос явно ближе других.

Дроу как раз начала медленно выходить из воды, чтобы стрелой метнуться к своей одежде как перед ней возник затылок первого из стражников.

- Далековато ты зашёл, Сидни - прошептала она и взмахом руки материализовала четыре дротика напротив самых уязвимых точек противника. Щелчок и они вонзились в него, минуя доспех и лишая его возможности сопротивляться.

Стинолин тут же выпустила еще порцию, чтобы добить, и тело с глухим стуком упало на землю, а из горла толчками начала выходить кровь отчего оно издавало приятные булькающие звуки. Жрица выбежала на берег, прямиком к своей одежде и не тратя время на доспех, схватила короткий меч и кинжал и снова скрылась в воде.

- Эй! Я чьи-то сиськи видел - заржал один из стражников, от радости не заметив какого цвета они были, и устремился к берегу.

- Рыжий, не гони так вперёд. Здесь могут быть разбойники! – предупредил командир и его тут же оборвали.

- Вот черт… - послышалось совсем рядом.

Дроу смекнула, что по всей видимости он увидел труп, а значит можно устроить небольшое шоу. Девушка аккуратно раздвинула руками стебли камыша и, увидев парня, осматривающего тело своего товарища, вызвала священное пламя сначала на одну его руку, а затем на другую. Пальцы стражника стали такими же рыжими как и его волосы, он заорал что есть мочи и стал пытаться сбить огонь, тем самым усугубляя свое положение. Решив, что причина возгорания крылась в трупе, он шарахнулся от него и завертел головой в поисках места, где можно было бы потушить горящие руки. Парню было невдомёк, что пламя такого рода не убрать обычными средствами и оно поддерживается Стинолин. На радость дроу противник выбрал правильное направление и ломанулся к озеру, сминая по пути высокие стебли, меж которых затаилась, слово паучиха, жрица Ллос. Быстрое движение и меткий удар коротким мечом прямо в живот молодому стражнику. Он так и замер с поднятыми обугленными руками, мягко оседая на колени перед чернокожей охотницей, словно воздавая ей почести. Стинолин очаровательно улыбнулась и чувственно поцеловала парня в губы, в то время как вода постепенно затягивала его, принимая тело и душу.

- Рассредоточиться! Глядим в оба! – послышались команды Джея.

- Прости, малыш, меня ждут другие – прошептала девушка, красуясь, и сделав несколько точных движений руками создала вокруг себя магический щит. В отсутствии доспехов он будет защищать ее тело от ударов, случайно попавших в цель. Она не собиралась сокращать дистанцию, но осторожность не помешает. Стинолин закрутила кинжалом волосы на голове и нырнула поглубже, желая сменить положение и оценить обстановку без суеты, которая непременно возникнет вокруг свежих трупов.

- Какой-то рейнжер поработал. Это явно тот, кого мы ищем! Будьте начеку. – наставлял командир. Правда в управлении у него остался всего один парень, но зато тот ничуть не испугался, если верить его лицу.

- Форс, не лезь в воду. В доспехах там делать нечего. – одернул его Джей, и стражник пустился по берегу, постепенно приближаясь к Стинолин.

Перед девушкой стоял выбор: разобраться с командиром, который должен быть более защищенным, чем остальные стражники, а значит пригодится эффект внезапности, или сначала избавиться от уверенного в себе паренька. Её натуру конечно же влекло проучить последнего и это её воодушевляло. Наплевав на логику и веря в свои силы, дроу подобралась ближе, стараясь двигаться как можно незаметнее и затаилась в камышах. Форс, вертя головой во все стороны, постепенно приближался к ней. Его руки крепко сжимали меч, а шаг был напряженным. Стинолин ещё в детстве усвоила, что в бою все движения должны быть органичными и тело нельзя было заставлять держать усилие в каком-то определенном месте, тогда всё остальное будет незащищенным или вовсе устанет раньше времени. Парень явно неопытен, а значит он был легкой добычей, но несмотря на это жрица не могла отказать себе в удовольствии сделать его убийство красивым. Вспышка света возникла будто из неоткуда и устремилась к стражнику. Форс мгновенно среагировал, но вместо прыжка зачем-то закрылся мечом, который направляющий луч без труда обошел и вонзился парню прямо в грудь, прожигая дыру в доспехе и проникая под кожу. Волна энергии окатила его, заставляя вскрикнуть и согнуться от боли.

- Lloth tlu malla  («слава Ллос»/прим. переводчика) – дроу словно пантера выпрыгнула на берег и, пользуясь преимуществом от своего заклинания, рубанула стражника коротким мечом прямо по шее. Голова Форса покатилась по земле и завершила свой путь в водах ненасытного озера. Тело сразу обмякло и неуклюже повалилось, но меч так и остался в крепко сжатых руках.

Стинолин ничуть не стесняясь своего голого тела, вокруг которого еле заметно мелькало свечение магического щита, как бы размывая ее движения, двинулась в сторону командира. Тот видел расправу на берегу и уже готов был принять бой, однако лицо его было искажено гримасой ужаса. Дроу всегда нравилась реакция на свою красоту, но это было не сравнить со страхом в глазах противников, когда они впервые осознавали, что перед ними тёмная эльфийка.

- Умоляй. – сквозь зубы бросила Стинолин, сокращая расстояние между ними.

- Говори мне о своей семье. Детях. Жене. – продолжала она, приближаясь.

- Проси отпустить тебя, человек – она остановилась перед ним на расстоянии удара, пока не поднимая меч.

Джей заорал, что есть силы и ринулся на дроу. Девушка ушла от первого удара и полоснула его в бок, уходя от второго. Они закружились в танце, мужчина славно обращался с оружием, а отдохнувшая жрица с удовольствием фехтовала с ним, то и дело, бросая колкие замечания относительно его техники. Её магических сил хватит ещё на два заклинания, поэтому она совершенно не переживала за исход событий и наслаждалась процессом. Через некоторое время командир стражников начал уставать, его сильные взмахи отнимали силы, а тяжелый доспех не давал ему возможности двигаться так же быстро как его противница. Стинолин развлекалась, оставляя кровавые следы на его конечностях, то и дело, проходясь по бокам. Один раз, собираясь исполнить воистину наглый приём, зайдя командиру за спину и желая взять его в захват, она неудачно выставила руку и получила сильный удар по кисти. Хорошее настроение мигом улетучилось и, не дав противнику опомниться, она выставила руки конусом и залила пламенем фигуру рыцаря, заставляя его потерять весь лоск упорства и веры, заменив его на отчаянный крик от боли. Когда он наконец затих, Стинолин вытерла со лба пот, проступивший после спарринга, и огляделась в поисках ветоши или крупных листьев, которыми можно было бы очистить меч.

Вдруг её глаз уловил какое-то движение в ближайшем кустарнике, и воздух разрезал свист стрелы. Дроу зашипела от ярости - снаряд угодил ей прямо в бедро, причиняя боль и лишая возможности активно двигаться. Фигура в листве выпрямилась и принялась заряжать вторую стрелу. Из-за маски было непонятно кто это, но Стинолин и не нужно было сейчас его рассматривать, она сделает это потом, когда победит. Девушка выхватила кинжал, спрятанный в волосах, и метнула его в противника, целясь в руки, которые суетливо натягивали лук. Фигура выронила стрелу и дернулась, в попытке увернуться. Кинжал полоснул нападающего по плечу и улетел в лес, но тем самым он дал дроу время подобраться на расстояние удара. Стражник, понимая, что уже не успевает зарядить вторую стрелу, попытался оттолкнуть эльфийку луком, метя в раненное бедро, но Стинолин легко отразила удар коротким мечом и, крутанув, направила его инерцию в руку противника. Но тот успел выхватить меч и парировал её удар. Они замерли, глаза дроу не мигая смотрели на стражника, внимательно следя за тем куда будет нанесён следующий удар, глаза мужчины быстро скользили по её телу, и вот они задержались на боку жрицы, тогда эльфийка вскинула вперед руку с мечом, опережая его выпад, одновременно создавая сгусток некротической энергии во второй руке и нанося противнику удар ей прямо в живот. Зрачки рейнжера мгновенно расширились от боли, он вдохнул по глубже, чтобы начать кричать, но его тело уже пожирала зараза, расползаясь и превращая в кровавый кисель его внутренности. Доспехи вместе с кожей плавились, обнажая кости, сквозь которые выпадали остатки существа, которое секунду назад активно двигалось и даже успешно наносило удары. Жрица осталась до конца, наблюдая за тем, как тает противник, рискнувший бросить ей вызов, а земля жадно впитывает его останки, после чего, хромая, двинулась обратно к командиру.

Нога чертовски болела и каждое движение будто бы делало только хуже. Она надеялась найти у этого олуха зелье или хотя бы медицинский набор. Но либо эти вещи были у остальных, либо отряд двинулся налегке. Кроме нескольких монет у стражника ничего путного не было.

Стинолин села на берегу, прямо посреди жатвы, которую собрала сегодня её богиня. Девушка прерывисто дышала и пыталась настроиться на то, что будет делать дальше. Тело жрицы дрожало, но левая рука крепко сжимала древко стрелы, она медленно подняла правую и глубоко закусила её, не замечая, что попадает зубами на рану, которую нанёс ей командир. Она хорошо понимала, что нужно попытаться выдернуть стрелу, иначе дальше будет только хуже. Не давая себе возможности передумать, она сделала резкий рывок и перед глазами эльфийки все помутнело, кровь толчками начала выходить из ноги, по всей видимости была задета артерия, и стрела своим острием наоборот сдерживала летальные последствия.

«Пятеро, Стинолин. Голая, убила пятерых. Молодец. Не время сдаваться.» - убеждала себя дроу, стараясь не потерять сознание от боли. Легкий успокаивающий треск магического щита вдруг прекратился, время истекло, да и о поддержании концентрации теперь и не могло быть и речи. Жрица сделала над собой последнее усилие, крепче впиваясь зубами в руку, и создала прямо в ране священное пламя, для того чтобы остановить кровь. Стинолин взвыла от боли, что есть силы колотя по земле здоровой ногой и расшвыривая в разные стороны комья земли.

Секунды показались ей неимоверно долгими и, когда пламя наконец исчезло, дроу посмотрела на результат своих усилий: вместо изящного бедра на месте ранения была обожжённая и дурно пахнущая дыра. Видно, и правду говорили, что для Ллос её жрицы были особым лакомством. Но теперь она хотя бы сможет дойти до убежища и не укажет искателям путь своим кровавым следом. Девушка встала, опираясь на меч, и сначала медленно, пробуя силы, а затем уже достаточно скоро двинулась к своим вещам. Она быстро натянула доспехи, не обращая внимание на пелену, которая то и дело возникала перед глазами, когда холодный адамантий касался её ноги, внимательно собрала все украшения для косы и огляделась в поисках кинжала. Голова внезапно закружилась, словно она сделала не легкое движение, а обернулась несколько раз, девушка зашарила руками вокруг в поисках опоры, чтобы удержаться на ногах.

«Это не похоже на последствия от раны.» - пронеслось в голове у тёмной эльфийки.

Она похлопала себя по щекам, желая взбодриться, и наконец заметив в траве блеск своего оружия, подобрала кинжал, стараясь не сгибать больную ногу и опустила его в голенище сапога. Стинолин двинулась в сторону пещеры, стараясь не привлекать внимания и путать следы насколько это возможно.

 
Размещено : 11/08/2022 10:56 пп
Marcelia Ambiries, Crouford, Nightsong and 1 people reacted
Nightsong
(@nightsong)
Записи: 70
Estimable Member Admin
 

О драконы несите ведро с холодной водой, немедленно!

 
Размещено : 11/08/2022 11:26 пп
(@crouford)
Записи: 16
Trusted Member
 
От: @stinolin

«Пятеро, Стинолин. Голая, убила пятерых. Молодец. Не время сдаваться.»

- Последняя гильза упала на пол, поставив точку в жизни этих ублюдков. Я снял палец с курка. Всё было кончено. 

Интересное раскрытие характера, да и предыстория получается отличная! Очень красиво описан бой ? 

 
Размещено : 12/08/2022 12:09 дп
Стинолин Мельт’тар
(@stinolin)
Записи: 20
Trusted Member
Создатель темы
 

Она двигалась по лесу уже достаточно долго, обычно путь до лагеря занимал около часа, но сейчас ей казалось, что прошло вдвое больше, а дорога все не кончалась. Стинолин приходилось делать остановки для того, чтобы прийти в себя и дать ноге отойти, первоначальный шок сходил на нет и боль волнами накатывала, накрывая девушку своей багровой вуалью и заставляя все крепче стискивать зубы. Не нужно было обладать глубокими познаниями в медицине, чтобы связать симптомы со стрелой. По всем признакам ее отравили, что казалось удивительным ведь в качестве противников выступал патруль из стражников. Перед глазами дроу то и дело возникали мушки, но в конце концов они бросили танцевать джигу-джигу и остановились в виде больших темных пятен. Это усложняло поиск нужных растений, кроме того, на закате свойства солодки были менее явными и ей приходилось быть избирательной при выборе цветков. Нужны были крупные бутоны, которые пока еще не успели закрыться и вместе с тем ещё не были разорены насекомыми. 

Тело Стинолин слабело все больше и больше, наставления о том, что она билась как настоящий коатль уже не предавало ей сил. Остановки на отдых становились все дольше, а моргания покрасневших от усилий глаз все плавнее. В голове дроу билась единственная мысль, заставлявшая ее идти дальше: «Петро должен быть в пещере». Ближе к убежищу она оставила попытки двигаться незаметно и перешла на бег, пустившись прямиком ко входу в грот.

Заслонка была откинута резким движением, дроу нырнула в спасительную тьму и сразу же повалилась на постель воина.

- Петро, я наследила - нежная рука раскрылась, выпуская из ладони собранные по дороге лечебные растения.

Но в ответ была тишина. Резкая смена положения забрала у жрицы остатки концентрации, и она лишилась сознания.

***

После утренней перепалки Петро, по своему обыкновению не стал разбираться, что именно его напарница нашла в этом кулоне, так как привык, что она порой может зациклиться на вещах, которые не стоили бы внимания обычного человека. Он навёл порядок в своей половине пещеры и выбрался на свет. Погода была прекрасная: солнце светило ярко, хорошо прогревая их уголок лесной чащи, повсюду суетились насекомые, стремясь успеть посетить каждый цветок пока ещё не стемнело, деревья мерно шелестели кронами, а птицы приятно ласкали слух. Лёгкие война сразу же наполнились ароматом трав и незаметно для себя мужчина улыбнулся новому дню. Его посетило давно забытое чувство облегчения после миновавшего ужаса, когда тело, уставшее от напряжения, вдруг расслабляется, а сознание заполняют чистые мысли, вместо вечного ощущения предстоящей битвы. Сегодня он собирался сбыть всё награбленное знакомым торговцам, пока этих вещей не хватились и не начали искать. Всё-таки часы и дорогие украшения не часто встретишь в этих краях, а значит стоит быть особенно осторожным.

Петро сменил одежду, получше спрятал своё оружие в складках плаща и поспешил в ближайшую деревню. Там он легко сможет найти повозку, чтобы добраться до Стоунофола, а его внешний вид благодаря нехитрой маскировке не привлечет много внимания.

Грозовой дуб встретил его как обычно оживлённо: то тут, то там мелькали удочки рыбаков, возвращавшихся с тихой охоты, дети гоняли какой-то шар в траве, кузнец уже вовсю пыхтел над своей жаровней под хихиканье незамужних девушек, а башня магов отбрасывала чёткую тень на весь город, обозначая обеденное время будто солнечные часы.

Петро успел как раз вовремя, повозка вот-вот должна была отправиться. Он быстро сторговался за пару монет, натянул капюшон поглубже и устроился недалеко от кучера. Ближайшие несколько часов он собирался впитывать все новости и слухи, которыми обычно охотно делились между собой попутчики.

Вот повозка тронулась, все шумно выдохнули и разговоры постепенно начали завязываться:

- Яблоки в этом сезоне совсем не гожи…

- Так, я же тебе советовал гумно лошади под корни уладить и дело с концом!

- Так я и уладил! Вот гумно и получилось, бес ты лысый!

- Слушай, я у своей в приданном откопал кольцо какое-то старое. Ну, я решил не сразу нести продавать, а сначала проверить кой что. Приладил значит на удочку, и знаешь как клев попёр? Диво!

- Да, брось!  На блестяшку ведутся чтоль?

- Я тебе говорю! Вооот такая щука понеслась!

- Пиздииишь!

- Да, я тебе говорю!!

- Ну, отнесла я ему серп поточить значит. Он вот так руками по нему водит и всё на меня глядит. Я повертелась немного, то одним боком, то другим, а он глаз всё не сводит и улыбается так, во всю ширь.

- А ты утром то умывалась, Мань?

- Да, что ты ерунду меня спрашиваешь, слушай давай!

- Дак, что слушать то? У тебя рожа сажей измазана – громкий девичий смех заполнил всю повозку, заглушив все остальные голоса.

Мысли Петро о том, как можно было бы умыться щукой, не потеряв при этом кольца, прервал чей-то окрик: - Стой! Стооой! Стоооой тебе говорю!

- Повозка уже полная, остановки не будет – буднично отвечал кучер.

- Да, стой ты, человек же просит! – голос срывался, кто-то явно изо всех сил пытался догнать повозку.

- Я лошадей рвать не буду. Прыгай на ходу, коль так надо – он был неумолим.

- Как я запрыгну? У меня всё хрупкое! – взвизгнули ему в ответ, после чего последовала пауза, человек явно начинал отставать.

Толпа оживилась, все начали советовать опоздавшему как ловчее запрыгнуть в повозку и потешаться над его красным от натуги лицом. Петро высунулся, чтобы оглядеть неудачника: невысокого роста мужчина с огромным заплечным мешком, который казалось вот-вот его перевесит, масштаба его фигуре добавляли свисающие склянки и связки трав, которые всё время путались между собой и били его по голове, на шее у него болталось несколько круглых стёклышек, которые он отчаянно пытался поймать руками, а на поясе были пристегнуты разноцветные коробочки, хлопавшие крышками при каждом его прыжке, большая копна его чёрных волос, до этого забега явно заботливо уложенная завитушками, сейчас беспорядочно лезла ему в лицо, вынуждая чаще выдыхать ртом, отчего его вид казался ещё более суетливым. Оценив его как ценного спутника, воин сразу же выпрыгнул из повозки и сначала снял с неудачливого гонщика ношу, которая явно замедляла бег его коротких ног, а затем, то и дело подталкивая в спину, помог забраться в повозку, где его уже встретило несколько десятков рук и затянуло вглубь. Петро сделал ловкий прыжок, громко звякнув поклажей под восторженные аплодисменты попутчиков, и занял место рядом с дивным путником, который уже нетерпеливо тянул руки к своим вещам.

- О, дайте же скорее, мой дорогой друг! – мужчина все ещё задыхался от бега.

Он сразу же принялся расшнуровывать тесемки на множестве карманов и проверять целостность содержимого каждого из них. Его тонкие пальцы быстро мелькали, локти усиленного работали, то и дело попадая по любопытным лбам соседей. Петро сидел напротив, поэтому он был в относительной безопасности, а его рост позволял разглядеть часть предметов этого господина. В основном его спутник хранил в них какие-то склянки, мерные стаканы, длинные ложки, порошки, камни и большое количество мелких книжиц, испещрённых записями. Наконец закончив осмотр, мужчина расслабленно выпрямился и стал аккуратно промокать платком пот с лица и шеи.

- Петро – протянул ему руку воин.

Сосед испуганно дернулся, его маленькие карие глаза забегали по собеседнику, платок тут же исчез в одном из карманов, и странный человек, быстро подкрутив длинные усы, порывисто накрыл руку Петро обеими своими.

- О, великая логика и наука обо всем живущем, где мои манеры? Простите меня дорогой друг, вы мне так помогли, так выручили меня, и вместо благодарности я принялся ухаживать за моим скарбом и телом, которое уже с трудом справляется с тяжестью моей мысли и скоростью её полета. Как здорово, что вы оказались рядом в этот тяжёлый для меня момент и пожертвовав своим «комфортом» дабы помочь усталому путнику, который за столько дней пути по лесам и полям так сбился с ног, что не смог вовремя прибыть на эту повозку. А впрочем, мог ли я знать время её отправления? Конечно нет, скажете вы, ведь я здесь впервые, но замечу, что имея достаточно знаний о том, как обстоит жизнь в деревнях по всему миру, можно составить представление о том, как живут люди и в этой конкретной. Вот и я, спеша из своей экспедиции совершенно точно был уверен, что где-то здесь я обязательно встречу «дилижанс», в котором найду покой для своих усталых ног. Но хочу отметить, что похоже мое недавнее открытие свойств пальмового сока, кстати я назвал его «каучук», совершенно замечательным образом облегчило мои странствия. Предвосхищая ваш вопрос о том, как моя мысль до этого дошла, сразу вам скажу, что мне это стоило ровно 72 опыта. Да, дорогой Петро, ровно 72. На 73 меня посетил успех, и густая белая слизь превратилась в упругое желе, которое в качестве подошв для моей обуви дает совершенно невероятное сцепление с поверхностью и отдых для моих суставов, потому как оно знатно пружинит при ходьбе.

Мужчина на секунду прервался, наконец высвободив руку Петро, которую он не переставал трясти во время своего длинного монолога, и закинул ногу на ногу так, чтобы можно было продемонстрировать свое изобретение собеседнику.

Воин всё это время молча слушал его, краем глаза отмечая, как по мере появления странных слов в его речи, внимание публики ослабевает. К концу рассказа единственным слушателем остался только он, а люди продолжили беседовать на гораздо более понятные темы и совершенно перестали обращать внимание на этого чудака.

Петро вместо ответа многозначительно кивнул, чем совершенно удовлетворил собеседника. Тот вновь удобно уселся, не переставая создавать суету своими мелкими быстрыми движениями, и с улыбкой объявил:

- Сэр Констанс Эсперанса Бласкес.

«Определенно это самое полезное знакомство со времен, когда я встретил Стинолин» - подумал воин.

- Какие у вас планы в Стоунфоле, сэр? – поинтересовался он вслух, чтобы продолжить беседу.

- Ох, как я рад наконец иметь разговор с таким учтивым и без сомнения опытным и глубоко интересующимся собеседником. Петро, на самом деле Стоунфол не «притязателен» для меня сам по себе, меня лишь интересует большой город, где я могу взять некоторую паузу, чтобы «структурировать» все свои открытия, и, так сказать, отдать их в вечность, потому что я уже испытываю буквально физический «дискомфорт», пытаясь удержать в голове все ключевые моменты своих исследований, и самое время передать их бумаге, дабы высвободить ресурс для дальнейших изысканий. Петро, запомните – чистая голова и ум — это залог здоровой мысли!

- Это определенно так! – утвердительно кивнул Петро, бросив следить за его руками и пытаясь уследить хотя бы за повествованием, а оказалось, что ответа вовсе не требовалось.

- Глупо думать, что тренировать нужно только физическую силу. Сила и мощь мысли способна на большее. Я не говорил о том, чем я сейчас занимаюсь? – брови Констанса чуть приподнялись и, на этот раз получив в ответ лишь отрицательное покачивание головой, он тут же продолжил.

- Я решил исследовать третью составляющую нашего «я». Если с телом все уже давно предельно ясно, а с умом мне также удалось далеко продвинуться, то душа мне никак не поддаётся. Да, мой дорогой друг, она существует, я потратил около года пытаясь доказать это и поверьте у меня есть веские основания говорить так определено об этом. Итак, я заметил, что порой людьми движут не физические или умственные потребности, а что-то другое. – он на секунду прервался, протягивая какую-то зелёную пластинку соседу, всё это время надрывавшемуся от кашля и явно его этим раздражавшего. Он быстрыми движениями, будто животному, показал, что её необходимо поместить в рот и рассосать. Тот, подчинившись энергии сэра Бласкеса, выполнил все инструкции и действительно кашель перестал беспокоить его почти сразу же. Учёный кивнул и продолжил уже менее суетливо:

- Тогда я начал изучать все известные культы и религии. Надо сказать, что почти все они следуют определённым законам и были созданы с целью управления массами и организации чего-то вроде порядка там, где нет какого-либо понимания политического строя. Ведь не всегда у нас была централизованная система власти, верно? Раньше это был просто самый сильный из племени, да жрец, которые делает непонятно что, но крайне эффектно, за счет чего конечно же получает «популярность» у всех включая того самого сильного, о котором я говорил ранее. Собственно, я не буду вдаваться в рассуждения о природе власти, так как это все уже довольно давно подробно изучено и будет совершенно лишним тратить на это время таких мужей как мы.

Констанс принялся протирать стеклышки, висящие на его шее и у Петро выдалась возможность незаметно поработать желваками, так как его лицо уже начало немного затекать от непривычного для него выражения ученого мужа.

Но вот брюнет вновь открыл рот и Петро превратился в слух:

- Как я уже говорил, все культы похожи друг на друга, но все они делятся на два лагеря под названием добро и зло. Да-да, и тут существа умудряются воевать друг с другом в надежде что-то поделить и все божества четко держатся своей идеологии. Надеюсь, вы не думаете, что перед вами верующий человек? – он заразительно засмеялся, активно дергая плечами. Петро тут же поддержал.

- И вот, казалось бы, в каждом лагере должны быть свои перебежчики, но нет, все держатся своих и другую «парадигму» не приемлют. Мне показалось, что это интересный предмет для более углубленного изучения. Тогда я принялся искать способы совместить эти два лагеря. Извините, мой друг, но всего я вам рассказать не могу несмотря на то, что вы разделяете мои мысли, ведь настоящий ученый до поры не делится результатом незавершенных «экспериментов».

Тут повозка замедлилась, по всей видимости они уже приближались к Стоунфолу и встали в очередь на досмотр. Сэр Констанс принялся вновь перебирать что-то в многочисленных карманах своего мешка, как бы собираясь.

- Одно могу сказать, эссенция чистого добра досталась мне очень легко, ведь праведники считают, что отдать жизнь ради веры — это чуть ли не самоцель – он хихикнул.

- Сила убеждения, Петро! Сила! – он поднял палец вверх, как бы придавая ещё больший вес своим словам. Веса воин не заметил, зато обратил внимание на въевшееся в кожу пятно от чернил.

- А вот с чистым злом возникли проблемы. Его последователи желают жить несмотря ни на что. Никто не хотел мне помочь, даже во имя науки!! – в его глазах на секунду появились злые слёзы, но он быстро взял себя в руки, изящно тряхнув локонами, и продолжил.

Боятся смешения, я так считаю. Мол, в мире, итак, лишком много серого, и жизни черных имеют гораздо большее значение, чем всё остальное. Я даже золото предлагал, но они готовы были с легкостью продать чужую жизнь, а вот свою собственную ни за что. Идеологи, Петро… Скука, да и только. – удручённо завершил он.

Повозка дернулась и остановилась. Путники начали просыпаться и понемногу суетиться, чувствуя скорое окончание путешествия. Внутрь просунулась голова стражника, без интереса всех оглядела и крикнув «Проезжай!» исчезла.

- Наверно их отказ связан с тем, что независимо от принадлежности к культу, смерть ещё никому не удалось обмануть – заметил Петро, желая продолжить беседу пока у них ещё осталось время.

- Дорогой друг, смерть имеет физический смысл, который уже давно изучен. Возврат к жизни не является каким-то чудом или промыслом богов, это происходит здесь и сейчас, руками учёных мужей. Мне жаль, что большинство людей насколько невежественны, что тащат своих умерших родственников в храмы, буквально добивая их, в то же время как Констанс Эсперанса Бласкес мог бы их «реанимировать». Ну, или вернуть к жизни, если так угодно.

Петро заметно начал волноваться. Внезапно разговор подошел к интересующей его теме, но он и не знал, как продолжить его, не выдав себя за того самого невежу, а времени оставалось совсем мало.

Видя замешательство собеседника и расценив его по-своему, учёный заговорил:

- Вижу вы разделяете мое возмущение, Петро, но пока в городах и деревнях не поселится по одному «сэру Констансу», а вместо них будут храмы и, да простит меня наука, башни магов – он вдруг передёрнулся – ситуация никак не изменится.

С этими словами он медленно завёл руки за голову и потянулся до громкого хруста: - Наша беседа доставила мне огромное удовольствие, дорогой друг, но, увы, тело требует отдыха и мне следует выйти здесь. Я остановился в Золотом Льве на некоторое время и буду рад вашему визиту – он протянул Петро какой-то маленький свиток, тот машинально принял его, и учёный тут же заспешил к выходу, активно работая локтями.

Воин проводил его долгим взглядом. В его голове как зацикленная крутилась фраза нового знакомого «вернуть к жизни, если так угодно». Неужели он наконец нашел то, что искал? Петро развернул свиток. На нём золотыми чернилами аккуратно было выведено «Констанс Эсперанса Бласкес. Исследователь всего сущего».

 
Размещено : 16/11/2022 10:46 пп
Nightsong reacted
Nightsong
(@nightsong)
Записи: 70
Estimable Member Admin
 

Запись от: @stinolin

жизни черных имеют гораздо большее значение

 

? ? ? ? 

Да и не только жизни ? ? 

 

 
Размещено : 16/11/2022 10:53 пп
(@crouford)
Записи: 16
Trusted Member
 

Запись от: @stinolin

- Да, брось!  На блестяшку ведутся чтоль?

- Я тебе говорю! Вооот такая щука понеслась!

- Пиздииишь!

? ? ? 

Не знаю как вы, а я прочитал монолог сера Констанса голосом Борунова ? 

Очень интересный штрих к Петро. Наш мир из плоского (в плане мира) и двухмерного приобретает краски, звуки, глубино и оживает в таких произведениях. Если едет повоздка, то слышны звуки, скрипы колес, пение птиц на фоне, разговоры, даже запахи вокруг. Пробирается ли дроу сквозь кусты и пещеру - всё это ощущается и приобретает краски... (Проникся философским наполнением ? )

Очень  интересно, мне понравилось ? 

 
Размещено : 17/11/2022 8:30 дп
Sil
 Sil
(@sil)
Записи: 7
Eminent Member
 

Ещёёёёёё, ещёёёёёё....

Пасхалочки! Любит воду, потому что в ней будто левитирует, хи-хи
Такие фактурные находки! "закрутила кинжалом волосы на голове"
Такие кинематографичные детали! "Он быстрыми движениями, будто животному, показал, что её необходимо поместить в рот и рассосать"

 
Размещено : 19/11/2022 3:12 дп
Страница 1 / 2

Number of dice

Type of die:

Modifier


Result:

Поделиться: